*
Основы этого мира: почему научные экспедиции важны для каждого
18 январяАлена Шаповалова

Основы этого мира: почему научные экспедиции важны для каждого

Развитие науки в России объявлено стратегической задачей федерального масштаба. Страна, которая пережила ощутимое сокращение научного потенциала после распада Советского Союза, в ближайшие годы должна совершить прорыв, чему поможет соответствующий нацпроект. В рамках него, в частности, создают привлекательные условия для работы молодых перспективных исследователей.

До 2024 года должно быть открыто 900 новых лабораторий, 30% из которых будут возглавлять ученые до 39 лет. Предполагается, что их коллектив также будет состоять из молодых специалистов и студентов, которые смогут учиться в университете и параллельно участвовать в исследовательских проектах. Зачем молодежи идти в науку, в чем романтика экспедиций и как результаты исследований помогут каждому из нас, читайте в материале портала.

Мировой океан и наше будущее

Глобальная задача ряда экспедиций — комплексное изучение Мирового океана, который до сих пор остается почти неизведанным для человека. Мы знаем больше о поверхности Луны или Марса, чем о том, что скрывается на океаническом дне нашей планеты. 

«Фундаментальные исследования, которыми мы занимаемся, отвечают на вопрос, как устроен мир. Я бы сказала, что фундаментальная наука важна для познания мира, в котором мы живем. Каким образом это пригодится конкретному обывателю, мы узнаем в будущем. Фундаментальные исследования расширяют познания человечества о том, где оно живет», — говорит потомственный океанолог, заместитель заведующего кафедрой термогидромеханики океана МФТИ, старший научный сотрудник Института океанологии (ИО), руководитель проекта «Плавучий университет ИО РАН» Наталья Степанова, которая ходит в экспедиции с 2006 года.

Наталья в научном мире с самого детства, в первую экспедицию попала в начальной школе и с тех же пор грезила изучением морей.

Личный архив Натальи Степановой

«Мне нравилась эта профессия, я ее чувствовала с детства, и когда встал вопрос, куда поступать, я отправилась в Московский физико-технический институт на кафедру термогидромеханики океана. Окончила бакалавриат и магистратуру, защитила кандидатскую и осталась в Институте океанологии работать старшим научным сотрудником и на кафедре заместителем заведующего. Мое любимое море — Балтийское, это моя научная работа, моя научная любовь», — рассказывает Степанова.

Берегись пластика

Ученые уделяют внимание проблеме загрязнения Мирового океана микропластиком. В экспедициях, посвященных этой теме, участвуют и российские специалисты.

«Год назад мы направлялись из Калининграда в сторону Антарктиды. Мы участвовали в перегонном рейсе и смотрели концентрации частиц микропластика, распределяли их по классификации: бывают частицы — фрагменты разных форм. Микропластик сейчас научились классифицировать, и большую часть исследований составляют сбор и понимание, какое его количество в каких регионах сейчас находится. Таким образом, мы проходили через всю Атлантику, задевая северный и южный круговороты, и смотрели, что данные по концентрации совпадали с теми моделями, которые делают наши коллеги за границей», — делится Степанова.

Такие данные необходимы всему человечеству не только для понимания, насколько остро стоит проблема уже сегодня, но и для того, чтобы избежать катастрофы в будущем.

«Важность этих исследований — в фундаментальном понимании, на каком уровне сейчас находится загрязнение Мирового океана микропластиком. Сейчас все понимают, что это проблема, но насколько она серьезна и насколько глобальна, только приходит осознание. И благодаря этому пониманию люди начинают меньше засорять свою планету», — рассказывает Степанова.

Личный архив Натальи Степановой

Молодые кадры

У Натальи есть профессиональная мечта. Она связана с воспитанием молодых кадров.

«Я работаю на стыке науки и образования и сейчас нацелена на то, чтобы наши молодые океанологические кадры пополнялись: очень много людей старшего поколения уходит, и на их место должны приходить молодые активные кадры, которые могут поддержать высокий уровень развития науки. Сейчас во всех институтах есть возрастной пробел: есть представители старшего поколения (55–60 лет), затем 20–25-летний провал — и дальше мои ровесники. Я, 32-летний старший научный сотрудник, считаюсь молодым ученым. Всячески заинтересована, чтобы приток этих студентов, которые станут нашими коллегами, был больше и качественнее», — говорит Наталья.

Проект «Плавучий университет ИО РАН», которым руководит Степанова, развивается уже третий год. В рамках проекта выстроен цикл, который помогает студентам узнать, что такое океанология, найти научного руководителя, получить опыт экспедиционных исследований и потом сделать публикации.

«Проект помогает студентам понять, из чего складывается работа ученого, и осознать, интересно ли ему в этом развиваться, какие навыки нужно получать, чтобы дальше оставаться в этой профессии. Он помогает студентам влюбиться в нашу сферу», — поясняет Степанова.

«Плавучий университет» состоит из нескольких этапов. Это научная школа, куда привлекают студентов со всей России, а доктора наук проводят цикл лекций и семинаров. Затем молодые ученые знакомятся с методами, при помощи которых сейчас изучается океан. Также студенты работают в командах, обрабатывают данные, собранные ранее.

Второй этап проходит летом — это прибрежная практика. Студенты вместе с руководителями уезжают на побережье Балтийского моря и изучают различные аспекты водообмена между мелководной лагуной и открытым морем. К примеру, в августе 2020 года проходила экспедиция, где ученые исследовали водообмен между Калининградским заливом и Балтийским морем, определяющий распространение антропогенных загрязнений в прилегающей прибрежной зоне. По итогам участники готовят доклады и отправляются на конференции.

Личный архив Натальи Степановой

И наконец, третий этап — это собственно рейсы. Тех, кто уже побывал на практике или как-то иначе зарекомендовал себя в институте, научные коллективы берут с собой в арктические или антарктические экспедиции, длящиеся 35–40 суток. Студентов распределяют в научные отряды в соответствии с их навыками. И они на равных с учеными делают свою работу.

«Благодаря экспедициям я, как подрастающий студент, который не знал, идти мне в науку или нет, определилась в профессии. Мне показали область моего исследования — океан, — меня это захватило, и в результате эта задача выросла в кандидатскую диссертацию. Я считаю, что возможность на студенческом уровне попасть в экспедицию, получить свои первые данные и довести их до научного результата, сориентировать людей в дальнейшем профессиональном развитии крайне важна», — говорит Наталья.

Согласно нацпроекту «Наука» до 2024 года должно быть проведено не менее 238 морских экспедиций на научных судах.

Модернизация флота

В России активно модернизируют и флот, который будет принимать участие в исследованиях. Так, Институт океанологии РАН приступил к этому процессу в декабре. Ремонт первых двух судов с установкой нового оборудования должен закончиться до 2023 года.

«‎Институт приступает к модернизации научно-исследовательского флота. Аукцион на разработку проекта ремонта научно-исследовательских судов «‎Академик Сергей Вавилов‎» и «‎Академик Николай Страхов» завершился победой российской проектной компании «‎Нордик Инжиниринг». Работы стоимостью около 190 млн рублей будут проведены в рамках нацпроекта «‎Наука», согласно которому предполагается модернизация еще трех научно-исследовательских судов (ИО РАН). — Прим. ред.)», — сообщили в пресс-службе института по результатам завершившегося 16 декабря аукциона на разработку проекта ремонта.

Оба судна были построены в Финляндии более 30 лет назад. Их активно использовали в научных целях. «‎Академик Сергей Вавилов» водоизмещением более 6,7 тыс. т позволяет разместить на борту 170 человек — 43 члена экипажа и 127 ученых. «‎Академик Николай Страхов» имеет водоизмещение 2,7 тыс. т, на нем могут разместиться 74 человека — 32 члена экипажа и 42 ученых. Конструкторскую документацию планируют завершить до 31 августа 2021 года, а сама модернизация запланирована на конец 2021-го и 2022 год.